О художнике Уджвале Ниламани

За последние несколько лет в интернете на разных форумах, в комментариях к блогам, в фэйсбуке и т. п. появилось и появляются до сих пор (уменьшаясь) комментарии некоего Уджвалы Ниламани, называющего себя последователем Мадхвы. В комментариях Уджвала нападает на авторов и комментаторов заметок об истории и культуре Древней Индии, о санскрите, пуранах, веданте и ведийской эпохе, называя их глупцами, еретиками, исказителями и хулителями вед (пашандинами). По мнению Уджвалы, только учение Мадхвы (Мадхвачарьи, XIII в., школа двайта-веданта, таттвавада) отражает суть шрути, веда-дхармы и учения Вьясы (что бы это ни значило) и только последователи Мадхвы знают суть вед.

Комментарии Уджвалы представляют собой агрессивную, хамскую риторику, уничижительного характера с переходом на личности, выдаваемую им за ведантовый подход, учение Вьясы и учение Мадхвы.

На мою просьбу объяснить, что же такое «учение Вьясы» и на предложение публичной дискуссии на эту и схожие темы, Уджвала стал предъявлять требования, которым должен отвечать человек, желающий с ним дискутировать. Ключевое требование –– наличие у оппонента ачарьи (гуру, учителя). Если у человека нет ачарьи, то он не достоин внимания Уджвалы и вступать с ним в дискуссию не следует.

Наличие у оппонента ачарьи, как одного из требований участия в дискуссии, по мнению Уджвалы, продиктовано словами шастр и в частности шрути, например, словами «Чхандогья-упанишады» 6.14.2. Уджвала Ниламани часто подчеркивает, что ваидики, знающие истинный смысл вед и учение Вьясы, следуют слову шастры, а не мнению харизматичной личности, как это делают пашандины. Этим, в том числе, ваидики-ведантины, отличаются от пашандинов: «В веданте есть два подхода: Вайдика подход и пашанди подход. Вайдика подход — это исключительно доказательства строятся на шастрах и праманах. Пашанди подход — это доказательства строится на харизме, на хороших качествах: старичок, саньяси сказал. Это против Вайдика подхода <…> Если Свамин говорит против шастры, мы его мнение не принимаем, даже нашего гуру не принимаем, так учит наш гуру и поэтому он наш гуру» (Уджвала Ниламани, скан прилагается).

Действительно ли «Чхандогья-упанишада» 6.14.2 утверждает, что у оппонента должен быть ачарья и лишь тогда ваидика-ведантину должно вступать с ним в дискуссию?

В этом разделе упанишады представлен разговор Уддалаки с сыном Шветакету. Основная линия беседы это вопросы Шветакету и ответы Уддалаки о природе понимания всего сущего и понимании Брахмана, о том, как знание Брахмана дает знание всего сущего. Уддалака рассуждает об атмане и Брахмане, об их отношениях.

В мантре «Чхандогья-упанишады» 6.14.2 есть такие слова (именно на них Уджвала ссылается, как на требование наличия у оппонента ачарьи): 

ācāryavān puruṣo veda tasya tāvadeva ciraṃ yāvanna vimokṣye’tha sampatsyata iti

«Точно так же и здесь человек, имеющий наставника, знает: «Я буду в этом [мире], пока не освобожусь, затем я достигну [цели]» (пер. А. Я. Сыркина).

По мнению Рагхавендры Тиртхи, представителя школы Мадхвы и комментатора «Чхандогья-упанишады», мантра говорит о получении от гуру знания о боге и возможности достижения освобождения (мокши) из сансары, благодаря этому знанию. Освобождение возможно лишь по истечении прарабдхакармы. 

Ни одного слова об обязательности наличия гуру у оппонентов, ни в самой мантре, ни в комментарии к ней.

Уджвала выдает желаемое за действительное, манипулирует смыслом мантры, вводя в заблуждение неискушенных людей, предлагая им собственные измышления под видом слов шрути.

Обязательное для дискуссии наличие ачарьи у оппонента противоречит сути веданты, а также поступкам самого Мадхвы и его последователей, дискутировавших и критиковавших представителей самых разных школ и взглядов, включая материалистов (чарваков), о чем можно узнать, например, из «Абхьюпагамадхикарана» 2.2.6 «Веданта-сутры», не говоря о неведантовых течениях –– буддизма и джайнизма, пашандинов, с точки зрения брахманизма. 

Мадхва множество раз дискутировал и критиковал пашандинов (выражаясь языком Уджвалы). Благодаря именно такому подходу, а не увиливанию от вопросов и дискуссий, некоторые из его бывших оппонентов стали его учениками и последователями, например, логик Шобханабхатта, известный как Падманабха Тиртха, адвайтин Тривикрама Бхатта, известный как Тривикрама Пандитачарья, отец Нараяны Пандитачарьи, автора биографической поэмы о жизни Мадхвы «Мадхвавиджайи».

Наличие ачарьи у оппонента, как критерия и «входного билета» к участию в диспуте с Уджвалой, также противоречит словам Баннандже Говиндачарьи, ведущего ачарьи школы Мадхвы сегодняшего времени, которого Уджвала называет своим гуру и, якобы, следует его наставлениям. Баннандже отмечает, что у него было много учителей, а не один какой-то (см. интервью, данное Баннандже Говиндачарьей представителям Международного общества сознания Кришны г. Бангалора: http://vaishnava-news-network.org/world/WD9901/WD28-2924.html ).

В качестве житейской мудрости на вопрос о том, как относиться к людям, не принимающим твои взгляды, Баннандже ответил, что лучшей стратегией будет игнорирование таких людей. Оно и понятно, какой смысл тратить время на человека, не проявляющего интерес к тебе? Такое решение примет любой вменяемый человек. Надолго ли у вас хватит терпения, доказывать что-то человеку, глухому к вашим доводам? 

С одной стороны, когда-то высказанное частное мнение Баннандже стало для Уджвалы руководством к действию без какого-либо критического осмысления этих слов. С другой стороны, Уджвала готов к дискуссии и не игнорирует оппонентов, активно вклинивается в цепочки обсуждений, высказывает свое мнение, о котором его никто не спрашивал, однако если ему кто-то отвечает и предлагает дискуссию выше уровня обзывательств и оскорблений, то Уджвала сразу же выстраивает барьеры, собой же придуманные, требуя от оппонентов иметь какого-то там ачарью и принадлежать какой-то школе. На сегодняшний день Уджвала Ниламани так и не определился, следовать ему слову шастры или же частному мнению Баннандже, напрямую на шастре не основанному, а описавшего свое видение ситуации и стратегию поведения с подобного рода людьми.

В 2013–2015 гг. Уджвала Ниламани активно критиковал последователей Чайтаньи из Международного общества сознания Кришны за их нежелание вступать в диспут с представителями школы Мадхвы и за увиливание от вопросов. Как и сегодня Уджвала, кришнаиты предъявляли к оппонентам требования, имеющие вес только в их организации и которые к шастрам не имели никакого отношения. 

Наличие или отсутствие у человека гуру не влияет на его способность задавать вопросы и слышать ответы; интересоваться историей и религиями Индии; участвовать в беседах на эту тему и высказывать мнение по существу.

Сама природа веданты –– это диспут и спор самых разных типов, от поиска чего-то общего, желания прославиться и до зарабатывания денег. Без диспута нет веданты и наличие ачарьи, в качестве обязательного требования, здесь совершенно неуместно.

Уджвала использует термин «веданта» в каком-то своем, придуманном собой значении, которое сложно назвать ведантой. 

Требованием для участия в диспуте может быть желание участвовать в диспуте, наличие вопросов у сторон-участников друг к другу или к третьей стороне, желание услышать ответ оппонента на заданную тему и даже вызов на диспут, отказ от которого считается заведомым проигрышем.

Может ли за требованием к оппоненту иметь ачарью скрывается неспособность вести дискуссию, отсутствие аргументов и банальное невежество в данных вопросах? Это все что угодно, но не ведантовый подход и не традиция Мадхвы.

Непоследнюю роль в сложившейся в случае с Уджвалой ситуации играет низкий уровень знания им английского языка и полное незнание санскрита, языков коммуникации и текстов. Уровня владения Уджвалой английского недостаточно для чтения книг и ведения дискуссий на религиозно-философские темы. Знакомство с терминологией веданты автоматически не подразумевает знание санскрита и недостаточно для самостятельной работы с санскритскими текстами. 

При отсутствии знания «рабочих» языков Уджвала не способен проверить информацию или уточнить смысл сказанного и вынужден обращаться к переводчику –– Нарасимхе Дивногорскому, в статьях и заявлениях которого сквозит неприкрытое презрение к наукам, ученым и людям неразделяющим его понимание веданты и учения Мадхвы. Незнание языков вынуждает принимать на веру, все, что переводчик предлагает без критического анализа. С другой стороны, если идеи и отношение Н. Дивногорского находят отклик у Уджвалы, возможно и знание языков, да и самостоятельное мышление, ему не нужны. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *