Категории душ в учении Мадхвы и категории людей у гностиков

Деление душ на три вида (концепция «джива-траивидхья») — сатвиков, раджасиков (нитья-самсаринов) и тамасиков, представленное в учении Мадхвы (XIII в.), как мне кажется, напоминает деление людей на три вида в гностических учениях, бытовавших в конце I тыс. до н. э. и в первых веках н. э. в Греции, Египте, Израиле.

Первый вид – это «духовные» люди, по своей природе пригодные к спасению из этого бренного мира, своего рода элита человечества. Принципиально важно — к спасению ведет только высшее знание (знание о высшем, а не вера), воспринять которое могут лишь «духовные» люди. Даже если они совершают неблаговидные поступки, их «духовная» природа от этого не меняется. Что бы они ни делали, спасение для них гарантировано. Ну чем не описание сатвиков у последователей Мадхвы? Знание о Высшем и знание Его природы ведет к спасению/освобождению (мокше) из сансары. Пригодность к освобождению (йогьята) вечна и неизменна. Она или есть, или ее нет. Освобождение рано или поздно произойдет. На сатвичную природу может указывать интерес к освобождению и высшему знанию. Разумеется, сатвики – это избранные, элита. Мир и высшее знание существуют в первую очередь для них.

Второй класс — люди «душевные», способные оторваться от тарелки с кормом и взглянуть на звезды. Время от времени рассуждают о высоком. Способны задуматься над страданиями, счастьем, жизнью в целом, но непригодные к спасению. Вместо подлинного знания живут лишь «верой». Чем не раджасики (нитья-сансарины) — вечные скитальцы сансары? Задумываются над страданиями, желают счастья, пекутся о жизни. К освобождению не пригодны, ибо природа их не «духовна».

Третий класс — «телесные» люди. Их отличает инертность, жажда лишь примитивных удовольствий: еда, сон, совокупление и т. п. «Телесные» люди лишены каких бы то ни было духовных запросов. Как и люди второго класса, «телесные» люди не пригодны к спасению. Чем не тамасики? Тамас = инертность, отсутствие стремления к высокому.

В учениях гностиков существует два бога: один высший, полнодуховный, второй — творец нашего мира, лишенный высшего знания (не могу сказать, общегностическая это идея или элемент только лишь некоторых гностических учений). Здесь заметна некоторая схожесть с вишнуитскими воззрениями на природу творения, в которых имеется высший бог Вишну и бог-творец мира Брахма, зависимый, как и все сущее, от Вишну. Брахма, правда, обладает высшим знанием.

Некоторые ученые подмечают в гностических учениях влияние иранских маздеизма и зороастризма, а также арамейско-месопотамских верований. Взгляды древних индусов Северо-Западной Индии отражены в ведах, а взгляды древних иранцев — в «Авесте». «Ригведа» во многом перекликается с иранской «Авестой», как по номенклатуре, так и по языку. Для Мадхвы «Ригведа» как источник знания была одним из непоколебимых авторитетов. Вряд ли иранские и арамейские элементы в гностических учениях и их схожесть со средневековым учением Мадхвы являются случайностью. Такие очевидные параллели не могут возникнуть на пустом месте. Возможно, мы имеем дело с концепциями гораздо более древними, чем принято считать.

Знакомство с историей религий позволяет увидеть взаимосвязь и повторяемость многих идей. Мировоззренческие конструкции разных учений по сути не оригинальны и не новы. Если сравнить свидетельства «Ригведы» о материальной культуре индоариев с археологическими данными первого этапа «культуры серой расписной керамики», как отмечает индолог Г. Ф. Ильин, то нетрудно обнаружить ряд существенных совпадений, причем свидетельства «Ригведы» отражают не только собственно индоарийские черты, но и определенное влияние местных субстратов (в том числе и дравидийского) на культуру индоариев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *